Элизабет Лессер: Пригласите «иного» пообедать

Сегодня мир раскалён от нетерпимости, угрожающей парализовать любой политический процесс. Элизабет Лессер рассуждает о двух сторонах человеческой природы, являющихся источником напряжения (называя их «мистиком» и «воином») и предлагает простой, очень личный способ начать реальный диалог — пригласить пообедать тех, кто несогласен с вами, и задать три вопроса, чтобы понять, что на самом деле у них на сердце.

TED from Voice Fabric on Yandex.Video

На первый взгляд, в этом зале присутсвует 600 человек, однако на самом деле, гораздо больше, поскольку в каждом из нас находятся множество личностей. С детских лет во мне уживаются, конфликтуя и взаимодействуя между собой, две основные личности. Я называю их «мистиком» и «воином». Я родилась в семье политически активных интеллектуалов-атеистов. В нашей семье бытовало понятие о тождественности этих качеств: умный человек не может быть духовным. Я же — пресловутый «урод» в нашей семье. Я была странным ребенком, всегда охочим до задушевных разговоров о мирах, которые, возможно, существуют за пределами тех, что доступны нашим органам чувств. Я хотела знать, отражает ли то, что мы, люди, видим, слышим и можем осмыслить, полную и точную картину реальности. И вот, в поиске ответов я пошла к католической мессе; я следовала за своими соседями. Я читала Сартра и Сократа. А потом произошло нечто замечательное: когда я училась в старших классах школы, Гуру с Востока начали стирать свои тоги на берегах Америки. И я сказала себе: «Я тоже хочу быть одной из них».

И с тех пор я шла стезей мистика, пытаясь заглянуть за пределы того, что Альберт Эйнштейн называл «оптическим обманом будничного восприятия». Что он имел в виду под этим? Я покажу вам. Прямо сейчас сделайте вдох и вдохните чистого воздуха этой комнаты. А теперь, видите этот странный, подводный узор, напоминающий коралловые рифы? Вообще то, это фотография легких человека. А эти разноцветные шарики — это микробы, плавающие в воздухе этой комнаты прямо сейчас, вокруг нас. Если мы слепы к таким элементарным, с точки зрения биологии, вещам, можете себе представить, что еще ускользает от нас на уровне молекул, атомов и элементарных частиц, а также на самом высоком, космическом уровне. Годы, проведенные в ипостаси мистика, научили меня критически относиться практически ко всем моим предположениям. Благодаря чему я стала «незнайкой» и горжусь этим.

И когда моя мистическая личность начинает вот так без умолку тараторить, личность «воина» во мне закатывает глаза. Она обеспокоена тем, что происходит сегодня в мире. Она взволнована. Она говорит: «Стоп! Я в бешенстве! И я знаю несколько проблем, над которыми нам стоит начать работать немедленно». Как воин, я всю жизнь работала над проблемами женщин, политическими кампаниями, и была экологической активисткой. Может быть, просто безрассудно совмещать и мистика, и воина в одном теле. Меня всегда привлекали те редкие личности, которым это удается. Те, кто посвящают свою жизнь человечеству, те, кто служит ему с мужеством воина и благостью мистика — такие, как Мартин Лютер Кинг младший, написавший: «Я никогда не смогу стать тем, кем я должен быть, до тех пор, пока вы не будете тем, кем вы должны быть». «Это и есть», — писал он, -«взаимосвязанная структура реальности». Затем Мать Тереза, еще один мистик-воин, сказавшая: «Проблема мира заключается в том, что мы очерчиваем границу круга своей семьи слишком узко». А также Нельсон Мандела, живущий по африканскому принципу убунту, который гласит: ты нужен мне, чтобы я мог стать собой, а я нужен тебе, чтобы ты мог стать тобой. Все мы любим приводить в пример этих трех мистических воинов, как будто они от рождения были наделены генотипом «святого». Однако все мы также имеем те же способности, что и они, и нам нужно продолжать их дело.

Меня глубоко беспокоит то, как буквально каждая их наших культур демонизирует «иных» и то, как много мы позволяем высказываться наиболее нетерпимым среди нас. Прислушайтесь к этим названиям некоторых бестселлеров обеих сторон политического спектра здесь, в США: «Либерализм как психическое расстройство», «Раш Лимбо — большой жирный придурок», «Кретины и патриоты», «Споря с идиотами». Предположительно насмешливые, эти заголовки на самом деле опасны. А теперь еще одно название, которое, возможно, прозвучит знакомо, чье авторство может оказаться для кого-то сюрпризом: «Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости». Кто написал эту книгу? Таково было первое название книги Адольфа Гитлера «Майн Кампф» («Моя борьба») — книги, положившей начало партии нацистов. Худшие периоды в человеческой истории, будь то в Камбодже, или Германии, или Руанде, начинались также, с демонизации «иных». А потом всё выливается в насилие и экстремизм.

Вот что заставило меня выступить с этой инициативой. Цель которой — помочь всем нам, включая меня, противостоять тенденции демонизации «иных». Итак, я понимаю, мы все занятые люди, поэтому, не волнуйтесь, вы можете сделать это в перерыв на обед. Свою инициативу я назвала «Пригласи „иного“ на обед». Если вы республиканец, вы можете пригласить на обед демократа, а если вы демократ — подумайте о том, чтобы пригласить на обед республиканца. И если только при мысли о приглашении этих людей отобедать, у вас пропадает аппетит, могу предложить вам найти кого-то по-проще, потому что в «иных» нет недостатка прямо там, где вы живете. Может быть, это человек, который ходит в мечеть, или церковь или синагогу на вашей улице; или кто-то по другую сторону конфликта по поводу абортов; или, может быть, это ваш зять, считающий, что глобальное потепление — это выдумка, — это может быть кто угодно, чей образ жизни пугает вас или чья точка зрения доводит вас до белого каления.

Пару недель назад я пригласила на обед женщину из консервативного движения «бостонского чаепития». Она прошла мой тест на «белое каление», по крайней мере на бумаге. Она была активистка правых, в то время как я — активистка левых. Мы договорились о правилах, чтобы наш разговор не выходил за рамки, и вы тоже можете их использовать, поскольку, я уверена, каждый из вас собирается пригласить «иного» пообедать. Итак, во-первых, поставьте перед собой цель: познакомиться с одним человеком, принадлежащим к группе, о которой у вас сложились негативные стереотипы. А затем, еще до встречи, договоритесь об основных правилах. С моей право-консервативной собеседницей мы договорились о следующих правилах: не переубеждать, не защищаться, не перебивать. Проявлять любопытство, поддерживать разговор, быть настоящими. И слушать.

Оттолкнувшись от этого, мы сделали шаг в неизвестность. Мы договорились обсудить следующие вопросы: расскажите о выводах, к которым вы пришли на собственном опыте. Какие проблемы вас глубоко волнуют? О чем вы всегда хотели спросить представителя «другой стороны»? Моя собеседница и я сделали несколько действительно важных открытий, одним из которых я поделюсь с вами сегодня. Я думаю, оно относится к любой проблеме, возникающей во взаимоотношениях между людьми повсюду. Я спросила, почему её партия позволяет себе высказывать столь возмутительные обвинения и ложь по поводу представителей моего «лагеря». «О чем вы?» — спросила она. «Ну, например, что мы — группа надменных, морально развращенных защитников террористов». Как же она была шокирована! Она считала, что люди моего лагеря нападали и отыгрывались на её товарищах еще чаще, что мы называли их безмозглыми, бряцающими оружием расистами. И мы обе недоуменно взирали на эти ярлыки, абсолютно не подходившие ни к одному из наших знакомых. А поскольку между нами установились доверительные отношения, мы верили в искренность друг друга.

Мы договорились, что расскажем людям из своего лагеря о том, что мы поняли, как уничижительные и демонизирующие высказывания могут ранить и заражать паранойей и потом быть использованы экстремистами с обеих сторон для разжигания конфликта. К концу нашего обеда мы смогли оценить открытость друг друга. Ни одна из нас не попыталась изменить другую. Но кроме того, мы не пытались сделать вид, что наши различия растворятся сами собой по окончании обеда. Вместо этого, преодолев смущение и неуверенность, мы сделали вместе первые шаги по дороге в область убунту — единственное место, где можно найти решение наших, казалось бы, неразрешимых проблем.

Кого же вам следует пригласить пообедать? В следующий раз, поймав себя на навешивании ярлыков и прочих проявлениях нетерпимости, вы получите подсказку. Что может случиться во время встречи за обедом? Стоит ли ожидать, что небеса раскроются и стерео система ресторана вдруг заиграет «We Are the World»? Едва ли. Потому что работа убунту совершается медленно, и непросто. Она происходит, когда два человека перестают изображать из себя «всезнаек». Когда два человека, два воина, складывают оружие и начинают двигаться навстречу друг другу. Вот как сказал о этом великий персидский поэт Руми: «Там, за пределами представлений о грехе и праведности есть поле. Я буду ждать тебя там».

TED.com
Перевод: Andrey Lyapin
Озвучено: Центр речевых технологий