Джоди Уилльямс: Реалистичный взгляд на мир во всём мире

Джоди Уильямс, лауреат Нобелевской премии мира, подходит к мечте о мире во всём мире, словно хирург, которому приходится резать человека, чтобы спасти ему жизнь. Неумолима, как скальпель, Джоди Уильямс берётся показать, что на самом деле означает понятие «мир», и рассказывает ряд проникновенных историй, посвящённых творческим усилиям тех, кто работает и жертвует собой на благо мира.

TED from Voice Fabric on Yandex.Video

Я пришла сюда, чтобы поставить перед людьми задачу. Я знаю, перед людьми стоит много задач. Но та, о которой говорю я, состоит в том, что нам пора пересмотреть, что же на самом деле означает понятие «мир». Мир это не просто песня «Кумбайа, мой бог». Мир это не голубь и радуга, какими бы милыми они ни были. Когда я вижу изображения радуги и голубя, я думаю о безмятежности. Я думаю о медитации. Я не думаю о том, что я считаю миром. Для меня мир — это прочный мир в сочетании с равенством и справедливостью. Это прочный мир, в котором большинство людей на нашей планете имеют доступ к достаточному количеству ресурсов, чтобы прожить достойную жизнь, жизнь, в которой у этих людей есть свободный доступ к образованию и медицинскому обслуживанию, чтобы они жили в свободе от нужды и в свободе от страха. Это называется безопасностью. Я не абсолютный пацифист, как некоторые из моих друзей, которые по-настоящему много работают для продвижения не-насилия, как Мейрид МакГвайер. Я понимаю, что люди настолько запутались — мягко говоря, потому что я обещала мамочке перестать насиловать аудиторию нехорошими словами. И я стараюсь всё больше и больше. Мама, я правда стараюсь.

Нам ещё нужно немного полиции и немного военных, но ради защиты. Мы должны дать новое определение тому, что даёт нам чувство безопасности в нашем мире. Ведь это не вооружение страны до зубов. И не наши попытки заставить другие страны вооружиться до зубов при помощи оружия, которое мы производим и продаём им. Безопасность означает более рациональное использование этих денег, чтобы страны мира чувствовали себя в безопасности, чтобы люди мира чувствовали себя в безопасности. Я размышляла о последних событиях в Конгрессе США, когда президент предлагал 8,4 миллиарда долларов (в год), чтобы провести голосование по Договору сокращения стратегических вооружений с Россией. Я, конечно, поддерживаю это голосование. Но он предлагает потратить (за 10 лет) 84 миллиарда долларов на модернизацию ядерного оружия. Вы знаете, что цифра, о которой идёт речь, когда ООН говорит о выполнении Целей развития тысячелетия составляет 80 миллиардов долларов? Всего-то немного денег, которые мне, о, как бы я хотела, чтобы они были на моём счету — их там нет, но… С глобальной точки зрения, это небольшая сумма. Но она пойдёт на модернизацию вооружений, который нам не нужны, и от которых мы не сможем избавиться за всю жизнь, если только мы не встанем со своей… и не возьмёмся за дело, чтобы избавиться от этого оружия — пока мы не начнём верить, что всё, о чём мы услышали в последние два дня, это элементы, из которых составляется безопасность человека. Это спасение тигров. Это остановка нефтяных песков. Это предоставление доступа к медицинскому оборудованию, которое позволяет действительно определить, кто на самом деле болен раком. Это совокупность всех этих элементов. Это возможность использовать наши деньги на эти проекты. Это действие.

Я была в Хиросиме пару недель назад и Его Святейшество (мы сидели перед тысячами жителей Хиросимы — и нас было примерно 8 Нобелевских лауреатов). А он, такой шалун: повёл себя, как проказник в церкви. Мы смотрели на всех, ждали своей очереди выступать, а он наклонился ко мне и сказал: «Джоди, я — буддийский монах». Я ответила: «Да, Ваше Святейшество, Ваша ряса вас выдаёт». (смех) Он сказал: «Вы знаете, я, типа, люблю медитацию, и я молюсь». Я ответила: «Хорошо. Хорошо. В этом мире нам так этого не хватает. Я сама так не делаю, но это здорово». А он ответил: «Но я стал скептиком. Я не верю, что медитация и молитва изменит этот мир. Я думаю, что на самом деле нам нужны действия». Его Святейшество, в рясе — мой новый супермен-герой.

Я говорила с Аун Сан Су Чжи пару дней назад. Как большинство из вас знает, она — герой демократии в родной стране, Мьянме. Вы, возможно, также знаете, что 15 из последних 20 лет она провела в тюрьме за попытки установить демократию. Её освободили всего пару недель назад, и мы обеспокоены тем, как долго она останется на свободе, потому что она уже снова вышла на улицы Рангуна, чтобы призывать народ к изменениям. Она уже снова на улицах, она работает с партией, чтобы перестроить страну. Я говорила с ней по ряду вопросов. Но хочу сказать одно, поскольку это похоже на слова Его Святейшества. Она сказала: «Вы знаете, нам придётся проделать длинный путь, чтобы демократия, наконец, пришла в мою страну. Но я не верю в надежду без усилий. Я не верю в надежду на изменения, пока мы не предпринимаем действия, чтобы добиться изменений».

А вот ещё одна женщина — мой герой. Это мой друг, доктор Ширин Эбади, первая женщина-мусульманка, получившая Нобелевскую премию мира. Последние полтора года она живёт в изгнании. Если вы спросите её, где она живёт — где она живёт в изгнании? — она ответит, что живёт в аэропортах мира. Она путешествует, потому что во время выборов она находилась за пределами страны (Ирана). И вместо того, чтобы поехать домой, она посоветовалась с другими женщинами, с которыми она работает, и они сказали ей: «Оставайся. Нам нужно, чтобы ты была за границей. Нам нужно иметь возможность говорить с тобой, когда ты за границей, чтобы ты могла рассказать всем о том, что происходит здесь». Полтора года она живёт в изгнании и говорит от имени других женщин своей страны.

Вангари Маатаи — лауреат премии мира 2004 года. Её называют «леди деревьев», но она не просто «леди деревьев». Работа по установлению мира — очень творческое дело. Это тяжёлый ежедневный труд. Когда она сажала эти деревья, я думаю, большинство людей не понимали, что одновременно она использовала посадку деревьев, как способ объединения людей. Во время посадки деревьев они говорили о том, как справиться с авторитарным правительством (Кении). Собрания были запрещены — за собрания людей арестовывали и сажали в тюрьму. Но если люди объединялись, чтобы посадить деревья в защиту окружающей среды — это пожалуйста. Такой вот творческий подход. Это не просто образцы для подражания, как Ширин, как Аун Сан Су Чжи, как Вангари Маатай, — это женщины нашего мира, которые вместе стараются изменить мир.

Женская лига Мьянмы — 11 отдельных организаций женщин Мьянмы — собрались вместе, потому что сила в количестве. Совместная работа — вот что меняет наш мир. Кампания «Миллион подписей», которая проводилась женщинами Мьянмы, которые работают вместе, чтобы изменить ситуацию с правами человека, чтобы установить демократию в Мьянме. Когда одну женщину арестовывают и сажают в тюрьму, другая выходит и вступает в движение, осознавая, что, если прилагать совместные усилия, в конце концов в их стране произойдут изменения.

На этой фотографии в центре стоит Мейрид МакГвайер, справа — Бетту Уильямс — они принесли мир в Северную Ирландию. Я расскажу вам коротенькую историю. Одни из водителей ИРА был убит за рулём, и его машина врезалась в людей на тротуаре. Там была женщина с тремя детьми. Дети погибли на месте. Это была сестра Мейрид. Вместо того, чтобы поддаться горю, депрессии, сдаться перед лицом насилия, Мейрид стала работать с Бетти — истовая протестантка и истовая католичка — и они вышли на улицы, чтобы сказать: «Хватит насилия». И они смогли привлечь десятки тысяч, в основном, женщин — и несколько мужчин — на улицы, чтобы изменить ситуацию. И их усилия в том числе принесли мир Северной Ирландии. И они продолжают работать, потому что ещё больше предстоит сделать в будущем.

Это Ригоберта Менчу Тум. Она тоже получила премию мира. Сейчас она баллотируется в президенты. Она обучает коренное население своей страны (Гватемалы), рассказывая, что такое демократия и как установить демократию в стране. Она рассказывает, как голосовать — но демократия это не только голосование. Это активная гражданская позиция.

Вот, на чём я «зациклилась» — на кампании по запрету противопехотных мин. Одна из причин успеха этой кампании состоит в том, что мы выросли с двух НПО, до тысяч в 90 странах по всему миру, мы работаем вместе ради общей цели — запрета противопехотных мин. Некоторые из тех, кто сотрудничал с нами в ходе этой кампании, могли посвятить ей лишь час в месяц, столько они могли потратить на добровольную работу. Были другие, как я, которые работали полный рабочий день. Но именно совместные усилия всех нас привели к изменениям.

Я считаю, что сегодня нам нужно, чтобы люди поднялись и принялись за дело, чтобы возродить понятие мира. Это не ругательство. Это тяжёлая каждодневная работа. И каждый из нас, кому не безразлично то, о чём мы все переживаем, встал с задницы и стал волонтёром, потратив столько времени, сколько каждый может, мы можем изменить этот мир, мы можем спасти этот мир. И мы не можем ждать вон того парня — мы должны сделать это сами.

Спасибо.

TED.com
Перевод: Maria Polishuk
Озвучено: Центр речевых технологий