Кирэн Беди: особый подход

Кирэн Беди прошла удивительный путь: до того, как занять пост главы индийской полиции, она управляла одной из самых опасных тюрем Индии. Её свежий взгляд на проблему предотвращения преступлений и образование позволили превратить тюрьму в центр образования и медитации. Они делится своими мыслями о дальновидном и мудром управлении с участниками конференции TEDWomen.

TED from Voice Fabric on Yandex.Video

Я расскажу вам историю. Это история об индианке, отправившейся в путешествие. Позвольте, я начну рассказ с моих родителей. Потому что я — результат тех предвидений, которые были у моих родителей на мой счет. В далеком прошлом, когда я родилась, — в 50-е, и потом, в 60-е, годы, — девочки не были хозяйками жизни. Хозяевами были мальчики. Тем, кто становился партнерами своих отцов, и наследовали их бизнес. Всё, что оставалось девочкам — выходить замуж. Моя семья, по меркам нашего города, возможно, нашей страны, была уникальна. Нас было четверо, и, к счастью, у нас не было братьев. Четыре девочки и никаких мальчиков. Мои родители происходили из семей местной земельной аристкратии. Мой отец пошел наперекор воле своего деда, дошел почти до разрыва отношений, чуть не был лишен наследства потому что он принял решение обучать нас, всех четверых. Он отдал нас в одну из лучших школ города, и дал нам прекрасное образование. Как я уже сказала: при рождении мы не выбираем родителей. И когда идем в школу, школу тоже выбираем не мы. Дети не выбирают школу, они просто получают то, что для них выбрали их родители. Так что все основы были заложены именно тогда. Я так выросла, и так же выросли мои сестры. И наш отец говаривал в те дни: «Мои дочки разойдутся во все концы света». Не знаю, думал ли он так на самом деле, но случилось именно так. Только я одна осталась в Индии. Одна моя сестра живет в Англии, другая — в Америке, третья в Канаде. Так что мы все действительно в разных уголках мира.

И, как я уже сказала, примером в жизни мне служат родители. Я всегда следовала двум советам, которые они мне дали. Во-первых, они любили повторять, что жизнь — это гора, ты либо поднимаешься, либо опускаешься вниз. И второе, о чем я всегда помню, что стало моей философией, в чем вся суть, это то, что если в твоей жизни будет 100 событий, плохих ли, хороших, 90 из них — дело твоих рук. Если они хороши — наслаждайся делом своих рук. Если они плохи — учись. Это сделано твоими руками. 10 оставшихся — это то, что ты никак не можешь изменить. Как, например, смерть родственника, циклон, ураган, землетрясение. Тут ничего не поделаешь. Просто надо понять, что делать в конкретном случае. И твои действия будут результатом тех самых 90%. С тех пор, как я приняла такой подход к жизни, философию 90/10, и понимание того, что жизнь — гора, я росла, понимая ценность того, что я имею. Я такая, какая я есть, благодаря возможностям, редким в 50-е, 60-е, которых не было у других девочек. И я осознаю, что всё это было дано мне моими родителями, и это был редкий дар. Потому что моих лучших школьных подруг учили только вертеться перед зеркалом и прихорашиваться, чтобы потом выйти замуж, обеспечив мужа приданным, в то время как я махала теннисной ракеткой и училась и занималась всем, чем только можно было помимо школьной программы. Мне показалось, я должна вам об этом рассказать. То, почему я рассказываю вам о своем прошлом,

впереди. Я поступила на службу в индийскую полицию как сильная женщина, женщина с несгибаемой волей, потому что я привыкла сражаться на теннисном корте и не только на корте. Но я поступила на службу в полицию. И тогда я столкнулась с новым отношением к задачам полиции. Для меня полицейская служба стояла на трех китах: исправление, предотвращение преступлений и расследование. Это было новое понимание службы для индийской полиции — предотвращение правонарушений. Потому что обычно все заканчивалось задачами расследования или карательными функциями. Но я решила, что нет, предотвращение правонарушений это то, то важно, потому что так я была воспитана: как предотвратить те 10%, не допустить роста этих процентов? Так я воплотила заветы родителей в жизнь, применив их к работе, и мой подход отличался от мужского. Я не хотела этого специально, но так получилось, потому что я сама была другой. И я переориентировала направление развития полицейской службы в Индии. Приглашаю вас в два путешествия со мной: полицейский рейд и посещение тюрьмы. То, что вы видите, если вы видите название, задержание машины премьер-министра. Первый раз в истории премьер-министру Индии был выписан штраф за неправильную парковку. (cмех) Впервые в Индии, и могу сказать вам, вы слышите об этом в последний раз. Такое больше никогда не случится в Индии, потому что такого больше не повторится никогда. Дело было в том, что из-за своей чувствительности, я была полна сострадания, чувствительна к несправедливости, и нацелена исключительно на справедливость. Вот причина, по которой я — женщина, поступила на службу в полицию Индии. Я могла сделать другой выбор, но я сделала этот.

Но пойдем дальше. Теперь скажу о жесткости и непредвзятости в полицейской работе. Я получила известность как женщина, которая никого не послушает. Меня направляли туда, куда бы никто другой не пошел. Я получила направление на работу в тюрьме. Как правило, офицеры полиции не хотят работать в тюрьмах. Меня послали в тюрьму, чтобы запереть там, думая, что там не будет машин, и никаких штрафов с ВИП-персон. Давайте запрем её. Вот как я получила эту должность. Я получила назначение в тюрьму, которая была одним огромным скопищем преступников. Очевидно, что было именно так. Среди 10 000 людей из которых было только 400 женщин из 10000, 9000 и 600 были мужчинами, террористами, насильниками, грабителями, преступниками, и некоторых из них за решетку отправила я, как офицер полиции. И вот как я поступила с ними. В первый рабочий день, когда я зашла, я не знала, как посмотреть на них. И я спросила: «Вы молитесь?» Посмотрела на группу людей и спросила: «Вы молитесь?» Они смотрели на меня и видели молодую, невысокую женщину в темной одежде. Я спросила: «Вы молитесь?» И они ничего не ответили. И я переспросила:«Вы молитесь? Вы хотите помолиться?» Они ответили: «Да». И я сказала: «Хорошо, давайте помолимся». Я молилась за них, и потихонечку положение вещей начало меняться. Вы видите, люди учатся в тюрьме.

Друзья, раньше такого никогда не было, чтобы все заключенные учились. Я начала этот проект только с поддержкой общества. У правительства не было денег на это. Это был ярчайший пример, самый широкомасштабный волонтерский проект, известный мировой пенитенциарной системе. Начало ему было положено в делийской тюрьме. Вы видите только один пример, когда заключенный проводит занятие. У нас проводятся сотни занятий. С 9 до 11 каждый заключенный получает образование в рамках нашей программы, в тех же самых камерах, в которых, как они думали, они смогут запереть меня за решеткой и забыть обо мне. Мы превратили это в ашрам, тюрьму в ашрам с помощью образования. Я думаю, это значительное изменение. Так было положено начало изменениям. Учителя-заключенные, учителя -волонтеры. Мы получали пожертвованиями учебниками. И канцелярскими товарами. Всё было пожертвовано, потому что в бюджете не было денег на образовательные программы для тюрем. И сейчас, если бы я не сделала то, что сделала, здесь был бы смрадный притон.

Это вторая веха на пути. Хочу показать вам некоторые примечательные моменты моего путешествия, которые вы, вероятно, никогда в жизни не увидите, где бы вы ни оказались. Во-первых, масштаб. Во-вторых, концепция. В тюрьме была введена практика коллективной медитации; более 1000 заключенных принимают в ней участие одновременно. 1000 заключенных медитируют. Это был один из самых смелых шагов, которые я предприняла в качестве начальника тюрьмы. И вот как все изменилось. Если вы хотите больше узнать об этом, посмотрите этот фильм: «Випассана в индийских тюрьмах». Вы узнаете обо всем сами, и вам это понравится. И напишите мне на адрес KiranBedi.com, и я вам отвечу. Теперь позвольте показать вам следующий слайд. Я использовала ту же идею психической вовлеченности. Потому что зачем бы иначе я ввела в индийской тюрьме практику медитации? Потому что преступление — продукт извращенного сознания. И именно такое извращенное сознание нужно контролировать — не проповедью, не рассказами, не чтением, но обращением непосредственно к сознанию. Это же я использовала и в управление полицейской системой, потому что полицейские — те же заложники своего сознания, они думают, что есть «мы» и «они», и люди не могут сотрудничать. Это сработало.

Это ящик, где можно оставить свой жалобы и предложения, «ящик обращений». Это новшество я ввела, чтобы слышать жалобы и узнавать о конфликтах. Это волшебный ящик. И это чувствительный ящик. Так заключённые изобразили, что они чувствуют и что происходит в тюрьме. Если вы видите людей в синей форме, да, того парня — он был заключенным и учителем. И посмотрите. Все заняты. Никто не теряет времени.

Позвольте мне теперь сделать небольшое заключение. В настоящее время, я принимаю участие в движении, в движении за образование детей, которые не получают достаточного образования, таких — тысячи, в Индии таких тысячи. И, во-вторых, в анти-коррупционном движении в Индии. Мы прошли большой путь, мы, маленькая группа активистов, предложили проект закона о защите гражданских прав правительству Индии. Друзья, вы еще многое услышите об этом. Это то движение, которое я сейчас возглавляю, и это тот путь, который я хочу пройти до конца больше всего на свете.

Большое вам спасибо.

TED.com
Перевод: Olga Volftsun
Озвучено: Центр речевых технологий