Лиза Доннели: рисование с юмором ведет к изменениям

Карикатуристка из Нью-Йорка Лиза Доннели показывает свой портфолио, в котором собраны смешные и мудрые картинки из современной жизни, и рассказывает, как юмор может дать женщине силы разрушать барьеры.

TED from Voice Fabric on Yandex.Video

Я боялась становится взрослой женщиной. Не то что бы я не боялась этого сейчас, просто я научилась притворяться. Научилась гибкости. Я разработала несколько методов, которые позволяют мне справляться со страхом. Позвольте объяснить. В те годы, когда я росла — в 50-60-е, девочкам полагалось быть добрыми, рассудительными, хорошенькими, нежными и ласковыми. И предполагалось, что мы усвоим эти роли, что было, конечно, притворством. На самом деле, не вполне понятно, кем нам полагалось быть.

Смех.

На выбор было множество моделей поведения. Были примеры матерей, теть, сестер и, разумеется, вездесущие журналы и телек атаковали нас картинками и пояснениями того, какими нам нужно быть. Но моя мама была другой. Она была домохозяйкой, но мы никогда не делали ничего из того, что полагалось. И она не покупала мне розовых платьиц. Вместо этого, прекрасно зная, что мне нужно, она купила мне книгу карикатур. И я проглотила её. Я рисовала и рисовала, а после того, как я поняла, что в моей семье понимают шутки, я могла рисовать и делать то, что я хотела, и могла не играть роли, не говорить — я была очень застенчивым ребенком — и все равно родители одобряли меня. Так началась моя карьера карикатуриста. Когда мы молоды, мы не всегда знаем, — мы знаем, что есть какие-то правила, но не всегда знаем, как следовать им, хотя с рождения в нас уже заложено понимание всего; нам говорят, какой цвет самый главный на свете. Нам, говорят, каких мы должны быть форм. Смех Нам говорят, что носить, Смех и как причесываться, Смех и как себя вести.

Эти правила, о которых я говорю, постоянно отражаются в культуре. Наше поведение корректируется. И в первую очередь женщинами, потому что мы отвечаем за традиции. Мы передаем их из поколения в поколение. Но не только у нас всегда есть это смутное чувство, что от нас чего-то ждут. И, несмотря на правила, они меняются. Смех Мы не знаем, что происходит, большую часть времени, и это делает нас уязвимыми.

Смех.

А теперь, если вам не нравятся эти правила, а многим из нас не нравятся, во всяком случае, не мне, хотя я всё-таки следую им половину жизни, не вполне понимая, что я им следую, так вот лучше всего менять их с помощью юмора. Корни юмора в традициях общества. Он берет то, что мы знаем, и переворачивает — нормы поведения, дресс-код — и показывает их с неожиданной стороны, и это вызывает смех. Что же будет, если прибавить к женщине немножко юмора? Произойдут изменения. Так как место женщин — кухня, и они так хорошо знают все правила, именно они могут менять вкусы тех, кто садится за стол.

Я начала рисовать, среди какого-то всеобщего хаоса. Я выросла неподалеку от Вашингтона, округ Колумбия, в разгар деятельности движения за гражданские права, убийств, Уотергейтского скандала и движения феминисток. И, думаю, я рисовала, чтобы понять, что же происходит. И в моей семье тоже царил хаос. И я рисовала в попытках сплотить семью — Смех сплотить семью при помощи смеха. Это не сработало. Родители развелись, а сестру арестовали. Но я нашла свое место в мире. Я поняла, что не обязательно ходить на каблуках, носить розовое, и чувствовать себя нормально.

И когда я стала чуть постарше, лет в 20 с хвостиком, я поняла, что женщин-карикатуристов не так много. И я подумала: «Может, мне удастся пробиться». И мне удалось. Я стала карикатуристом. И уже в сорок я стала думать: «А почему бы мне не сделать что-нибудь еще? Мне всегда нравилась политическая карикатура, так почему бы мне не поработать над содержанием моих рисунков, чтобы заставить людей думать о глупых правилах, которым мы следуем, а не только веселить их»?

Моё будущее совершенно Смех совершенно американское. Ничего не могу с этим поделать. Я тут живу. Хотя я много путешествую, мой образ мыслей типичен для американки. Но я верю, что правила, о которых я говорю, универсальны, конечно, в каждой культуре свои особые модели поведения, традиции и манера одеваться, и каждая женщина постоянно сталкивается с этим, так же как и мы в США. Следовательно, мы, женщины, те, кто на кухне, те, кто знает традиции, мы образуем прекрасное сообщество.

В последнее время я сотрудничаю с карикатуристами по всему миру, что мне очень нравится. Эта работа вызывает у меня чувство глубокого уважения к силе карикатуры добираться до истины и доводить её до сведения людей быстро и без лишних слов. И, что важно, истина проникает не только в умы, но и в сердца. Моя работа позволяет сотрудничать с женщинами-карикатуристами из разных стран мира: Саудовской Аравии, Ирана, Турции, Аргентины, Франции, и мы можем сесть вместе и посмеяться, поговорить и поделиться проблемами. Эти женщины так много работают, чтобы донести свой голос в самых трудных ситуациях. И я чувствую, что благословенна, работая с ними.

И мы говорим о том, что, благодаря острому чутью, непрочной позиции, роли хранительниц очага, у женщин есть огромный потенциал для того, чтобы стать проводниками в новый мир. И я думаю, я действительно верю, что мы можем изменить мир с помощью улыбки.

Спасибо

TED.com
Перевод: Olga Volftsun
Озвучено: Центр речевых технологий