Луи Шварцберг: Неведомая красота опыления

Опыление необычайно важно для жизни на Земле, но как часто этот процесс остается незаметным для человеческого глаза! Режиссёр Луи Шварцберг позволяет нам заглянуть в тонко устроенный мир пыльцы и опылителей, благодаря некоторым фотографиям с особо короткой выдержкой из его фильма «Крылья жизни», к созданию которго его подтолкнула проблема исчезновения одного из главных опылителей в мире — медоносной пчелы.

TED from Voice Fabric on Yandex.Video

Я счастлив выступать здесь, на TED. Возможно, некоторые из тех выступлений, что звучат здесь, окажутся выше моего понимания, но самые удивительные вещи часто лежат прямо у нас под ногами. Мелочи, о которых мы нередко забываем, как опыление, которое кажется нам само собой разумеющимся. Но невозможно говорить об опылителях: пчёлах, летучих мышах, колибри, бабочках, — не вспомнив при этом об истории появления цветов, о том, как они и опылители вместе эволюционировали в течение 50 миллионов лет.

Я посвящал замедленной съёмке цветов 24 часа в сутки, 7 дней в неделю на протяжении более 35 лет. Я никогда не устаю смотреть, как они движутся в неведомом танце. Это наполняет меня восторгом и заставляет моё сердце раскрыться. Я считаю, что красота и соблазн — этот инструмент, придуманной природой, чтобы обеспечить выживание, потому что мы оберегаем то, во что влюблены. Отношения цветов и опылителей — это история любви, питающая Землю. Она напоминает нам, что мы — часть природы и не можем существовать без неё.

Когда я узнал об исчезновении пчёл, о синдроме разрушения колоний, это стало для меня сигналом к действию. Более трети выращивыемых нами фруктов и овощей нуждается в опылении. И многие учёные считают, что это одна из наиболее серьёзных проблем, стоящих перед человечеством. Это то же самое, что канарейка в угольной шахте. Если погибнет она — погибнем и мы. Это напоминает нам о том, что мы — часть природы и должны заботиться о ней.

Что заставило меня сделать фильм о поведении цветов и опылителей, так это разговор с моими научными советниками: Что служит стимулом для опылителей? «Ну», — ответили они мне. — «Дело тут в риске и вознаграждении». Широко открыв глаза от удивления, я спросил: «Это ещё почему?» А они говорят: «Потому что они хотят выжить». «Почему?» — не унимаюсь я. «Чтобы размножаться». «А зачем размножаться?» И тут я подумал — они, вероятно, скажут: «Всё дело в сексе». А Чип Тэйлор, наш эксперт по бабочкам-данаидам, и говорит: «Ничто не вечно. Всё во вселенной изнашивается.»

И это просто ошеломило меня. Потому что я понял, что природа изобрела размножение как механизм для того, чтобы жизнь двигалась вперёд, как жизненную силу, которая пронизывает нас насквозь и делает нас звеном в цепи эволюции жизни. Редко доступный невооружённому глазу, этот перекрёсток, на котором встречаются животный и растительный мир, — на самом деле, что-то волшебное. Это тот мистический пункт, в котором жизнь воссоздает себя снова и снова.

Вот несколько капель нектара из моего фильма. Надеюсь, вы выпьете его, зачирикаете благодарно и рассеете зёрна, и понесёте пыльцу в дружественный сад. И, пожалуйста, останавливайтесь, чтобы понюхать цветы и позволить им наполнить вас красотой и вновь открыть в себе это чувство восторга. Вот несколько отрывков из моего фильма.

(Музыка)

(Аплодисменты)

Спасибо. Спасибо большое.

TED.com
Перевод: Мария Максутова
Озвучено: Центр речевых технологий